Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

29.09.2020 07:17 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Лавровая ветвь Ирины Ревуновой

Автор: Сергеев Н.,

На фото Николая СЕРГЕЕВА: И.В.Ревунова.

Почётные звания России являются наивысшими про­фессиональными наградами. Одно из них — «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Российской Федерации» — присвоено стрежевчанке Ирине Влади­мировне Ревуновой.

Николай СЕРГЕЕВ

Почётные звания России являются наивысшими про­фессиональными наградами. Одно из них — «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Российской Федерации» — присвоено стрежевчанке Ирине Влади­мировне Ревуновой.

По звонку

Ирина Владимировна — экс-машинист насосной станции по закачке рабочего агента в пласт АО «Томскнефть» ВНК. Весть о награждении пришла как раз тогда, когда она перед выходом на пенсию дорабатывала по­следнюю или, как говорят нефтяники, крайнюю вахту.

Отдыхала после ночной сме­ны. Сон прервал телефонный звонок. «Вы представлены к государственной награде. Необ­ходимо уточнить информацию о вас для составления документов». И.В.Ревунова спросонья не сразу сообразила, кто и что вручает. Труд её отмечен не раз. Благодарственные письма и по­чётные грамоты сложились уже в целую стопку. Отдельно в рам­ке хранится выдержка из прика­за о занесении на Доску почёта компании «Роснефть». Другие награды — за подписью первых руководителей НГДУ, «Томскнефти». Есть и министерские. Кто следующий? Оказалось, пре­зидент. Удостоверение к знаку отличия подписано его рукой.

Звание заслуженного нефтя­ника присваивается, как пра­вило, не ранее чем через 20 лет после начала трудовой деятель­ности. Ирина Владимировна от­работала в «нефтянке» 36 лет. И все эти годы — на Вахском ме­сторождении.

Не строитель, так оператор

— Родом я из Саратовской об­ласти. Наш посёлок Свободный, через который проходила железная дорога, был большой ба­зой по снабжению продуктами и товарами других населённых пунктов. В 1979 году я уехала в Саратов поступать в политехни­ческий институт на строителя, но не прошла по конкурсу. Чтобы не терять год, подала документы в техучилище №17 на оператора по добыче нефти и газа. Что за профессия, представления не имела. Но многие стремились попасть именно на это направ­ление, и я за ними.

Стипендия у «нефтяных» сту­дентов была в два раза больше, чем у других: 77 рублей, как зарплата. Позже выяснилось, что 40 рублей доплачивало нефтега­зодобывающее управление, рас­положенное в самой северной точке Томской области. Зимой в училище приехала представитель НГДУ «Стрежевойнефть» Любовь Пантелеевна Покиди­на. Своим рассказом о столице томских нефтяников она так заинтересовала студентов, что многие решили ехать на Север, и Ирина Владимировна Ревуно­ва в их числе.

В марте началась практика. Студентов собрали на инструк­таж и объявили, что идёт набор желающих работать в ППД. Что такое поддержание пластового давления, Ирина Владимировна знала лишь отдалённо и всё же подняла руку. Началось знаком­ство с «блочками». А в конце июля в Стрежевой приехали препо­даватели из Саратова и здесь, на месте, приняли выпускные экза­мены у своих студентов. 31 июля 1980 года И.В.Ревунова была за­числена в штат «Томскнефти».

«Взрывное» начало

— Два месяца отработала на Нижневартовском месторожде­нии и девять — на Стрежевском. Потом начальник цеха предло­жил временно перейти на Вах — там людей сильно не хватало. Честно сказать, не хотелось — знала, что какая-то глушь, но пару месяцев, думала, перетерплю. Направили на БКНС-1.

В первый же день Ирина Вла­димировна взорвала вакуумную бочку. Получила задание наполнить её сеноманом. Однако никто не предупредил, что для стравливания воздуха нуж­но открыть верхний патрубок. Раздался хлопок. И.В.Ревунова только и успела закрыть глаза. Сбежавшийся народ, увидев за­литую водой Ирину, рассмеялся. «Опять бочку взорвали», — рас­слышала виновница аварии. Видно, она не первая. Что ж, по­плакала — и дальше работать. Справедливости ради отметим, что спустя много лет машинист ЗРАП загладила свою вину: предотвратила пожар на производ­ственном объекте.

В 1983 году ввели БКНС-3. Ирина Владимировна лично её запускала. Всё прошло торжественно. Начальники отрапорто­вали об очередном достижении, раздали премии и уехали. Ма­шинисту вручили рацию, поста­вили стул и сказали: вперёд. Ни операторной, ни «времянки» — ничего тогда не было. С этого стула под открытым небом, от­биваясь от паутов, она и управляла объектом. Лишь через не­сколько дней привезли вагон.

Днём — работа, вечером — кино, а по выходным — танцы. Раньше на Вахе был и кинотеатр, и танц­площадка, и сцена, на которой работники устраивали концерты. Вах поднимался быстро. И то, что вчера считалось глушью, вскоре превратилось в благоустроенный посёлок. Работников не разделя­ли по отраслям. И бригады ПРС, и связисты, и транспортники — все были нефтяниками и все трудились в составе укрупнён­ного нефтепромысла.

В 1984 году Ирина Владимиров­на вышла замуж. Родились дети. Первое время малыши часто бо­лели, поэтому один больничный сменялся другим. И.В.Ревунову с основной смены перевели на подмену. Где людей не хватало, туда и ставили. Так она прошла через все «блочки» Ваха, Северо-Ваха и Северного месторожде­ния. Поработала даже на плаву­чей насосной станции.

Важнее всего

— Признаться, на пенсию я ушла, потому что устала — рабо­та тяжёлая. Заранее себя настраивала. А потом долго скучала по производству.

На заслуженный отдых Ири­на Владимировна уволилась с БКНС-15, на которой трудилась с 1993 года. Сейчас свободное время занимает рукоделием: вы­шивает крестиком, бисером, — и, нет-нет, всё равно вспоминает свою «блочку».

Вах — её жизнь. Она участво­вала в запуске многих объектов. А когда получила пятый разряд, стала учить профессии молодых работников. Прожитое мож­но вспоминать часами. И что бы ни вспоминалось, ни о чём И.В.Ревунова не может сказать плохо. Наверное, это главная на­града, когда оставляешь работу с чувством полного удовлетворе­ния, когда точно знаешь, что и о тебе будут вспоминать только добрыми словами. Ну а серебря­ный знак в виде венка из лавро­вой и дубовой ветвей — прият­ное дополнение и заслуженное поощрение за преданность вы­бранному делу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3