Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

15.02.2017 19:23 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Цена двух минут

На фото А.ПИХУЛИНА: Геннадий Альбертович БАЛЫНИН.

Вчера у памятника воинам-интернационалистам состоялся торжественный митинг в честь Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Был там и Геннадий Балынин — человек, у которого вдвое больше дней рождения, чем принято считать.

Вчера у памятника воинам-интернационалистам состоялся торжественный митинг в честь Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Представители союза ветеранов Афганистана собрались вместе, чтобы почтить память товарищей, не вернувшихся с поля боя. Был там и Геннадий Балынин — человек, у которого вдвое больше дней рождения, чем принято считать.

Геннадий Альбертович приехал из Саратовской области в Стрежевой, когда ему было десять лет. Закончил школу, следом профессионально-техническое училище, а потом, едва успев осознать, что учёба закончилась, отправился в армию.

— Я готовился пойти во флот, — вспоминает Геннадий Альбертович. — Но уже в распределительном пункте в Томске стало ясно, что моряком мне не быть. Нас, десять призывников, перенаправили в Бийск, а там уже нашлись «покупатели» и повезли нас в Ашхабад. В этот момент стало ясно, что служить придётся за пределами Советского Союза.

К тому времени уже семь лет длилась афганская война. Новобранцев на полгода оставили в учебной части, а потом перебросили в Кабул. Затем — Баграм, короткое обучение и отправка на дальнюю заставу у реки Панджшер.

— Я попал в 1352-й мотострелковый отдельный батальон охраны, — рассказывает Геннадий Альбертович. — Мы охраняли военный аэродром и места постоянной дислокации войск. В ведении батальона было тридцать застав. Наша находилась в зеленой зоне. Место было очень опасное, с высокой концентрацией бандформирований. Боевое крещение случилось ночью: моджахеды устроили обстрел заставы из минометов. Сначала — пристрелка по окраине, потом и по территории заставы. Часа два длился обстрел, потом до утра никто не спал: ждали повторного нападения. Обстрелы случались и потом, но в основном мы просто несли караульную службу. Больше всего боялись попасть в плен, но самый жуткий случай произошел с нами в 1987 году.

Мы все после этого стали считать 9 ноября своим вторым днём рождения. Я возвращался с поста, и вдруг рядом с заставой начали падать мины. Сначала штук пять взорвалось в стороне, а потом три попали в жилое помещение: пятеро убитых, пятеро тяжелораненых. Расположение в руинах, вертолеты вывозят тела и эвакуируют пострадавших… Мне оставалось две минуты до того, чтобы войти в жилое помещение. Ещё две минуты — и меня не было бы в живых. Вот когда я это осознал, стало по-настоящему жутко. Вообще на войне не успеваешь осознать, что тебе страшно.

Когда ты там, будто бы ничего и не боишься. А вот когда возвращаешься…

Домой Геннадий Балынин вернулся в мае 1988 года, и ему казалось, что за прошедшие два года молодёжь стала совершенно другой. Проводил в армию младшего брата (того всё-таки отправили во флот) и вместе с родителями отправился в гости к родственникам. Сначала к деду-фронтовику в Москву, потом в Ярославль, Минск, следом — в родное село Родничок, где внука ждали ещё один ветеран войны и едва пережившая два года тревоги бабушка. А на обратной дороге в поезде молодой человек встретил свою судьбу.

— В вагоне увидел девушку, очень для меня приметную, — улыбается Геннадий. — Студентку, во время каникул работающую проводницей. Подойти к ней я не решался, а вот мама не выдержала: у меня, говорит, трое неженатых сыновей, можно узнать ваш адрес? После четырёх лет переписки мы поженились. Не скажу, что было легко: на дворе стояли девяностые, зарплату задерживали, а после того, как в 1993-м родился сын, стало ещё тяжелее. Брал подработки, потом жена вышла из декретного отпуска, и только всё наладилось, только родилась дочь, как грянул кризис 1998-го. Меня перевели на вахтовый метод работы, и я по месяцу не был дома. Жена полгода одна справлялась с маленькими детьми… Но, видите, справились.

Сейчас дети учатся в Екатеринбурге: дочь — на химика, сын — на программиста. И хотя война ему по-прежнему снится, то время осталось далеко позади. С 2006 года Геннадий Альбертович входит в состав стрежевского союза ветеранов Афганистана, с 2011 входит в правление РСВА. С декабря по июнь у ветеранов горячая пора: в школах проходят классные часы, посвящённые патриотическому воспитанию. Самый частый вопрос от школьников «А автоматы у вас настоящие?». О боях спрашивают мало, в основном про оружие. О том, с кем воевал Советский Союз после Великой Отечественной, знают только старшеклассники.

— Наверное, детям и не стоит знать про войну, — говорит Геннадий Балынин. — Пусть себе служат обычной службой и не видят того, что видели мы. Будущим призывникам я желаю не бояться армии. Те знания, которые вы там получите, вам пригодятся. Тем, кто служит, желаю вернуться домой в полном здравии и встать на правильный путь: найти дело, которым хочется заниматься, и не «потеряться» в жизни. А тем, кто отслужил, — честь и хвала. Счастья им и их семьям.

А.ЕРШОВА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

63