Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

26.09.2021 10:35 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

На своём месте

Автор: Горбатюк Ю.,

На фото из архива О.А.Афанасьева и АО «Томскнефть» ВНК: О.А.Афанасьев.

В его жизни на Томском Севере только один цех и одно месторождение, к которым за три с половиной десятка лет прикипел душой. Первый цех добычи нефти и газа на первом месторождении «Томскнефти» — Советском.

Юлия ГОРБАТЮК

В его жизни на Томском Севере только один цех и одно месторождение, к которым за три с половиной десятка лет прикипел душой. Первый цех добычи нефти и газа на первом месторождении «Томскнефти» — Советском.

— Никого из первопроходцев здесь уж давно нет, — качает головой оператор Олег Алексеевич Афанасьев. — Да что там, старожилов в цехе всего двое осталось — я да Володя Вырвич. Он немного позже меня пришёл, я — в 1985-м. Те, кто в то время с нами работал, либо уехали из города, либо на пенсии, либо ушли в мир иной. Жизнь — такая штука, вроде идёт себе по накатанной: армия-работа-семья-дети, но однажды остановишься, оглянёшься, а большая часть уже прошла.

Он родился в одном из сёл Новосибирской области. Окончил десятилетку, устроился на работу автослесарем, через год ушёл в армию. Пока нёс службу в Алтайском крае, родители перебрались на север Томской области. Так что, демобилизовавшись, он приехал в Стрежевой.

— Папа был врачом-терапевтом. К сожалению, его уже нет с нами. А мама — медсестра. Ей 80 лет, и она до сих пор в строю, трудится в хирургическом отделении городской больницы. Там Розу Ивановну Афанасьеву все уважают, а мы гордимся! Мама — настоящий пример стойкости и жизнелюбия.

На новом месте я не особо смотрел по сторонам, — продолжает Олег Алексеевич. — Нормальный городок, жить можно. Главное, с работой проблем не было.

Устроился в «Томскнефть» слесарем на первый промысел. Обслуживал нефтепромысловое оборудование: станки-качалки, насосы на дожимных и «блочках».

— Бригады же тогда были комплексные. Слесари, операторы — мы вместе все работали, — вспоминает Олег Алексеевич. — Жили, не тужили, скажу я вам. Заочно окончил нефтяной техникум в Томске. Выбрал специальность «бурение нефтяных и газовых скважин». Думал, найду работу по профилю. Но закрутилось, завертелось, втянулся, вроде и не хочется уже никуда. Через 11 лет я возглавил бригаду. Три года поработал и понял — не моё. Не по нраву мне командовать людьми, заставлять, требовать. Я люблю своими руками что-то делать и видеть результат своего труда.

И он ушёл в операторы добычи нефти и газа. Неспокойная у них работа. Всегда такой была, особенно на первом промысле. Фонд большой, старый, за скважинами глаз да глаз. Да ещё место такое — пойма. Зимой ветра гуляют лютые, весной и летом реки выходят из берегов. А раз в несколько лет первый промысел и вовсе превращается в подводный.

— Мы к большой воде привычные, — говорит Афанасьев. — Маломерные суда водить обучены. Поэтому, как только фонд затопит, пересаживаемся на лодки. Последний сильный паводок был в 2015-м. Тогда по промыслу только на моторке. Центральные дороги и те под воду ушли. Нас на работу возили не автобусами, а вахтовками на базе «Урала». В сопровождении К-700. По вешкам. Бывало, доберёшься до места, и никакого кофе не надо. Адреналин в крови бурлит. Пока молодой — романтика, постарше становишься, уже так не думаешь.

Сегодня вряд ли кто-то в ЦДНГ-1 знает промысел лучше, чем Афанасьев. Изменился он сильно, говорит старожил. Настроили кустов, набурили скважин. В том числе горизонтальных. Без новых технологий никуда. Добычу надо поддерживать. Месторождение в преклонном возрасте, в четвёртой стадии разработки.

— Помню, году так в 90-м приезжал к нам какой-то научный деятель из Томска, — рассказывает оператор. — Он тогда «Томскнефти» предрекал пять лет жизни всего. Мол, потом закроется предприятие, потому что нефти будет мало, и добывать станет нерентабельно. С тех пор 30 лет прошло, а «Томскнефть» живёт и процветает. И старейшее месторождение до сих пор в строю. Да ещё и треть всех запасов Общества сосредоточена здесь, на Советском. Нас не будет, а нефть будет.

За 36 лет работы у Олега Алексеевича накопилось немало наград. Самой ценной до недавнего времени он считал Почётную грамоту Министерства энергетики РФ. Теперь, возможно, мнение поменяет. В этом году Афанасьеву присвоено звание «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Российской Федерации».

— Министерскую грамоту мне вручили, когда цехом руководил Василий Николаевич Морозевич. Хороший мужик и начальник грамотный. Я благодаря той награде ветераном труда стал. А теперь вот ещё и заслуженным работником — спасибо коллективу и руководству! Можно и на покой, — смеётся Олег Алексеевич. — Не прямо сейчас, конечно, в своё время. Я скажу так: если работа в тягость, тогда надо бросать. Мне же она всё ещё в радость.

И будет такой ещё года три, как минимум. А там 60, и пенсия. Афанасьевы планируют уехать в Краснодар, к младшему сыну Артуру.

— Супруга моя Илира Хамбаловна мечтает о своём доме, небольшом хозяйстве, а я — о море. Люблю море, — признаётся Олег Алексеевич.

Здесь, на Севере, трудовую династию Афанасьевых продолжит нести старший сын Роман. Он пошёл по стопам отца и тоже работает оператором добычи нефти и газа. Цеха у них разные, а месторождение одно — Советское.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9