Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

10.07.2021 07:26 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Женщина на корабле — к счастью

Автор: Горбатюк Ю.,

На фото Андрея ПИХУЛИНА: Л.А.Сагайдаш.

4 июля профессиональный праздник отмечают работники морского и речного флота — сот­ни тысяч человек. Только моря­ков в мире, по данным Между­народной морской организации, насчитывается более 1 миллиона 250 тысяч.

Юлия ГОРБАТЮК

4 июля профессиональный праздник отмечают работники морского и речного флота — сот­ни тысяч человек. Только моря­ков в мире, по данным Между­народной морской организации, насчитывается более 1 миллиона 250 тысяч.

Судоходство испокон веков было сугубо мужским занятием. Но женщины проникли и сюда. Сегодня есть женщины-капитаны грузовых судов, круизных лай­неров, ледокола, подводной лод­ки. Есть даже женщина-адмирал. Трудятся представительницы слабого пола и в речном флоте: мотористами-рулевыми, штурма­нами, капитанами-механиками.

Но сегодня речь о тех, без кого ни один экипаж не сможет прожить и дня, — судовых поварах.

Когда после девятого класса Лари­са Александровна Сагайдаш посту­пила в Колпашевское кулинарное училище, она и думать не думала о флоте. Ей просто нравилась про­фессия повара.

— Отчасти сыграли роль и на­ставления бабушки, которая напут­ствовала: иди, учись, сама будешь сытой и семья тоже, — вспоминает Лариса Александровна. — Сегодня из группы, а нас больше 30 человек было, поварами работают лишь не­сколько. Потому что труд этот, не скажу, что благодарный, да и лёг­ким его не назовёшь. Но я люблю своё дело. Иначе давно подыскала бы что-нибудь другое.

После училища молодой повар-кондитер пришла в школьную сто­ловую. Затем работала в столовой санатория Чажемто. И там, и там жёсткие требования к организации здорового питания. После устрои­лась в леспромхоз.

— Фильм «Девчата» помните, — спрашивает она. — Вот примерно так мы и работали. В тайге. С осени до весны. От распутицы до распути­цы. Мужики на делянах лес валили, а я в вагончике кашеварила. «Кар­тошка жареная, отварная, пюре, дальше, картофель фри, картофель пай», — с улыбкой цитирует повар главную героиню фильма. — А по­том мы с семьёй перебрались из деревни в город Колпашево. Как-то подруга спросила: «А не хочешь судовым поваром попробовать?» А почему бы и нет, подумала я. И приехала в Стрежевой. В «Речное пароходство». До сих пор здесь. С 2003 года.

К сезонной работе ей было не привыкать. А вот всё остальное оказалось в диковинку. Первым её кораблём стал «Костромич» — не­большой теплоход, около 18 ме­тров в длину и черырёх в ширину. В гражданском судоходстве такие используют в качестве буксиров и разъездных катеров.

— Маленький он, тесный, — рас­сказывает Лариса Александровна. — На «Костромиче» ты готовишь, ешь и спишь, можно сказать, в одном месте. Я на нём две навигации от­работала. А потом меня перевели на РТ-796. У меня-то морской болезни нет, а вот девушку, которая до меня тут была, так укачивало, что она два месяца только выдержала. И ушла. А я прикипела.

Её владения — камбуз и неболь­шая кают-компания. С первого взгляда кухня как кухня, только вместо окон иллюминаторы. Да у всех шкафов запирающие руч­ки, чтоб не открывались во время качки. Бросились в глаза большие наборы ножей и деревянных раз­делочных досок. Явно ручной ра­боты.

— Раньше в «Речном пароходстве» столяр был. Попросила — вырезал, — поясняет Лариса Александровна. — Много? Да. Как и на любой профес­сиональной кухне. Одна для рыбы, другая для мяса, третья для овощей. Требования к общепиту и на суше, и на воде одинаковые.

Помимо плиты на камбузе есть микроволновка, блендер, миксер. Предлагали купить и хлебопечку. Отказалась. Смеётся, а я что буду делать тогда? Хлеб повар печёт сама. А также разную сдобу.

В холодильнике всегда есть пель­мени, манты, голубцы. Разумеется, их она тоже делает сама.

— Мужчины у меня совсем не привередливые. Ну, разве что кашу по утрам не едят. Предпочитают бу­терброды. Уважают супы: борщ, щи, рассольник, солянку, гороховый. Летом — окрошку. И, конечно, мясо на столе должно быть обязательно. Недостатка в продуктах нет, поэто­му мне не приходиться изворачи­ваться. Когда фантазия подводит, спрашиваю экипаж: что вам при­готовить? А они в ответ: «Нам хоть что!»

Речники — народ радушный, хлебосольный. Если на корабль по­жаловали гости, всегда пригласят за стол. Те, кому доводилось чаёв­ничать или обедать на РТ, говорят: «Беляши у Ларисы Александровны отменные. А какая уха из налима — пальчики оближешь!»

— Хорошую уху можно и на плите приготовить. Без водки и угля — это же дело вкуса. Никаких особых се­кретов, — делится рецептом повар. — Бульон варю из голов, предвари­тельно убрав жабры. Он светлый получается, наваристый. Мясо из голов, печень, икру перетираю — и тоже в уху. И обязательно свежий укроп.

День судового повара, как и всех остальных членов команды, разбит на шестичасовые вахты. Бывает, ка­кая и затянется. Всё зависит от того, чем занят экипаж. Если аврал, тогда, конечно, обед не по расписанию. А помимо кухни на Ларисе Сагайдаш ещё и уборка внутренних помещений. На первый взгляд, немного. Но это только кажется. А неудобно как! На корабле сплошные закутки да закоулочки.

— Каждый день мою, — говорит она. — Генералю не каждый, а полы мою каждый день. И этот пластик тру, тру. Попробуй тут сутки не уби­раться, пыли будет. Я всегда диву давалась, вроде, на реке, а пыли столько — ужас!

Навигация навигации рознь. Когда основная работа по месту, а когда и транзит. В этом году РТ-796 пойдёт в Тобольск.

— Мне нравится, когда идём да­леко, — признаётся Лариса Алексан­дровна. — В рейсе время течёт по-другому, пейзаж опять же меняется, пусть не сильно, но всё лучше, чем у портальной стенки стоять. Где-то можно и на берег сойти, чтобы по­полнить запасы продуктов. Хотя дальние рейсы — это не только ро­мантика. Иногда после такого схо­дишь с корабля, землю целовать хо­чется. Опять же, терпеть друг друга длительное время в ограниченном пространстве нелегко даже самому дружному экипажу. Бывает, бра­нимся. Но быстро отходим. Дверью тут не хлопнешь, да и уйти некуда. Поэтому надо знать, что и когда сказать, а где-то можно и промол­чать. Когда столько лет вместе, на многие вещи уже просто не обижа­ешься, понимаешь — не со зла это, не из подлости — от усталости.

А ещё от тоски по дому. Всех флотских на берегу кто-то ждёт. Ларису Александровну — родители и дочь Елизавета. — Взрослая уже совсем, — оживляется женщина. — И самостоятельная. Можно сказать, без меня выросла, с моими родите­лями. Они у меня замечательные. Всегда буду им благодарна за то, что помогли и воспитали правильно. Я горжусь своей девочкой. Окончила вуз, работу нашла по душе, сдала на права, машину купила. Я её спра­шиваю: доча, может, помочь чем? «Не надо, мама, я сама». Разлука с родными — главный минус моей работы. Но я её все равно люблю, а экипаж уважает мой труд. Спраши­ваю: «Как же поверье “женщина на корабле — быть беде”»? Смеётся. — Здесь я не женщина, а член экипа­жа. Вот без повара точно быть беде. Так что женщина на корабле — это к счастью!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11