Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

26.05.2021 13:45 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Они были первыми

Автор: Осипова Е.,

На фото из архива «СЗ»: Н.Г.Гузик; Николай Григорьевич с внучкой Ольгой.

Да, это настоящие ветераны. Их осталось немного, их заслуги ценят­ся, им отдаётся должное. Они сви­детели и участники больших дел. Они были первыми, начинавшими с нуля, с первой скважины, с первой баржи нефти, с первой палатки.

Подготовила Елена ОСИПОВА

Трудным ты был, нефтеград…

Да, это настоящие ветераны. Их осталось немного, их заслуги ценят­ся, им отдаётся должное. Они сви­детели и участники больших дел. Они были первыми, начинавшими с нуля, с первой скважины, с первой баржи нефти, с первой палатки.

В числе ветеранов Николай Гри­горьевич Гузик. В далёком 66-м его, оператора НГДУ «Абиннефть», по­звал в Сибирь первый начальник первого промысла нового нефте­промыслового управления Иван Николаевич Подгорный. А тот прибыл на Томский Север по зову первого руководителя управления Николая Филипповича Мержи. Под руководством Подгорного начи­нали обвязку скважин Р-27, Р-18, а позднее — Р-28, Р-47 из десяти, переданных управлению нефтераз­ведчиками. Одновременно развора­чивался резервуар-двухтысячник.

Гузик был зачислен оператором по подземному ремонту скважин с 1 апреля 1966 года. История его жизни в Стрежевом — это отраже­ние истории становления города и нефтегазодобывающего управления.

***

«Весна 1966 года была полноводной, — писала в 73-м году наша газета («Северная звезда» №105 от 1 сентября 1973 года). — Когда подошёл ледоход, к берегу подогна­ли баржу — лихтер. Операторы по­селились в ней. Вода всё прибывала. Торопились, чтобы успеть залить ре­зервуары нефтью. 8 июня к десяти ча­сам вечера всё было готово к приёму нефти.

— Открыть задвижки!

Скважины были уже в воде, и при­шлось операторам Виктору Целоваль­никову и Николаю Гузику лезть в воду. Но всё поглощала радость великого события. Когда заливали резервуар нефтью, поднявшаяся вода прорва­ла обваловку (земляное кольцо-вал). Это была битва со стихией. В брешь бросали мешки с цементом, крепили, чем могли, работали и днём, и белой ночью. Работали как черти.

Вода прорывалась, затопила вал, но время было выиграно. Нефть запол­нила резервуар, и его уже не поднять весенней воде, не стащить с места.

13 июня началось заполнение первой баржи. На лихтере состоялся митинг. Родилась нефтедобывающая промышленность области.

Трудно давалась нефть 1966 года. У скважины Р-18 расплылось радуж­ное пятно. В чём дело? Нужно искать причину. Николай Гузик и Виктор Целовальников стали нырять. Оказы­вается, оторвало ото дна доску, она поднялась и задела краник вентиля. Вот и забила нефть. Пока ныряли, оба покрылись нефтью.

— Доставай, Иван, солярки, мыться будем, — попросил моториста катера Ивана Мергера. Отмывали нефть со­ляркой.

Шло время. Заканчивалась первая навигация. Около 50 тысяч тонн неф­ти отправили стране нефтяники Стре­жевого. Сколько радости доставили тогда первые тонны!

Жена Николая Гузика писала в письмах: “Или забирай к себе, или да­вай развод!”

А куда заберёшь, если Стрежевой только строится, квартир мало. Но и жену понять можно. Три года в ар­мии служил — разлука, вернулся из армии — и вновь одну оставил. Уво­лился и уехал домой. Погулял, пожил недельку и не выдержал.

— Не могу я, Анна, там дело новое. Поеду.

Сын Володька, первоклассник, смо­трит осуждающе, двухлетний Олег за брюки уцепился.

— Заберу вас, заберу, вот увидите.

Через полгода Гузик действитель­но забрал семью. Дали комнату, как говорили в Стрежевом в первые годы, на подселение к И.Н.Подгорному. Че­рез четыре месяца дали половину “дворца” — половину вагончика. Тут уж сами хозяева. В августе 1968-го по­лучили квартиру в деревянном доме. Перед новым 1970 годом справили новоселье уже во втором микрорай­оне — первые каменные дома появи­лись. Легче стало жить, легче стало работать.

— Последние три года что не ра­ботать, всё идёт нормально, а раньше то одно ЧП, то другое: на пределе че­ловеческих сил трудиться приходилось, — говорит Николай Гузик.

Когда надевает оператор празд­ничный костюм, сразу видно, что это заслуженный человек. На груди можно увидеть значок “Отличник нефтегазодобывающей промышлен­ности”, медаль “За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина” и орден Трудо­вого Красного Знамени, которым на­градили Н.Г.Гузика по итогам восьмой пятилетки.

Здесь, в Сибири, оператор Николай Гузик вступил в 1971 году в партию. И хотя есть в станице Ахтырской, что на Кубани, свой домик, не торопится уезжать из Сибири. Дело большое держит, самим начатое, дело, кото­рым можно гордиться. И ещё на три года заключил договор, а там жизнь подскажет. Сил ещё не занимать».

…близким ты стал, Стрежевой

Четыре десятка лет спустя на первой полосе «Северной звезды» вновь фото Николая Григорьевича Гузика. На нём он с одной из своих внучек Ольгой Гапеевой-Гузик, опе­ратором пульта управления по до­быче нефти и газа РИТС-Стрежевой АО «Томскнефть» ВНК:

— Мы много общались с дедом, и он много рассказывал про то, как приехал покорять холодную Сибирь. Свою трудовую деятельность я на­чала со специальности «кондитер». Отработала пять лет, но рассказы деда не прошли даром, нефтяная тема волновала. И я начала заочное обучение по специальности «раз­работка и эксплуатация нефтянных и газовых месторождений». В 2012 году устроилась в «Томскнефть» оператором пульта управления по добыче нефти и газа региональной инженерно-технологической служ­бы. Работа очень интересная, требу­ет оперативности, ответственности, большого внимания. Муж Николай тоже работает в «Томскнефти», в цехе подготовки перекачки нефти. У нас подрастает маленький сынок Ванечка. В сентябре он идёт в садик, а я с октября хочу выйти на работу.

Сегодня деду приятно гулять по благоустроенным улицам и вспо­минать, что было раньше. Для меня Стрежевой — родной, я здесь роди­лась. И климат этот по мне, и город мил, поэтому переезжать пока ни­куда не хочется.

***

«Трудным ты был нефтеград, близким ты стал Стрежевой», — поётся в одной из песен про наш город. Кто-то покинул нефтяную целину, а кто-то осел здесь прочно, продолжая связывать своё будущее с Севером. Многие стрежевчане, уехав учиться в вузах, не вернулись обратно. А другие, наоборот, стре­мились именно сюда. В их судьбах переплетается прошлое, настоящее и будущее.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14