Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

20.04.2018 17:15 Пятница
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Стрежевой — комсомольская юность моя

Автор: Худобец М.,

На фото из архива автора:  Евгений Левицкий, Аркадий Шмилович, Евгений Медведев (слева направо); стела, стоявшая на въезде в город.

29 октября 2018 г. — 100 лет со дня рождения Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи (ВЛКСМ). Комсомол шефствовал над 100 удар­ными стройками, в том числе над освоением уникальных нефтяных и газовых богатств Тюменской и Томской областей. Стрежевой был одной из таких строек в тече­ние многих лет.

29 октября 2018 г. — 100 лет со дня рождения Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи (ВЛКСМ).

Школу комсомола прошли свы­ше двухсот миллионов юношей и девушек советской эпохи. Чле­ны молодёжного союза крепили оборону страны и сражались «за нашу советскую Родину», восста­навливали после войны народное хозяйство, осваивали целину, строили БАМ, трудились на ком­сомольско-молодёжных стройках Сибири и Дальнего Востока. Комсомол шефствовал над 100 удар­ными стройками, в том числе над освоением уникальных нефтяных и газовых богатств Тюменской и Томской областей. Стрежевой был одной из таких строек в тече­ние многих лет. Об этом времени вспоминает М.Я.Худобец, комсорг Всесоюзной ударной комсо­мольской стройки первого «при­зыва» (1966-67 гг.), инженер по исследованию скважин, почётный нефтяник РФ, советник Западно-Сибирского отделения РАЕН.

***

29 января 1966 года XII областная комсомольская конференция постановила: «Объявить промыш­ленное освоение нефти и газа ударным делом областной комсо­мольской организации».

Пульс жизни чувствуешь по со­бытиям. Одни укладываются в день, другие — в неделю, месяцы, годы.… Но есть такие, которые со­ставляют эпоху. Они вторгаются в судьбы поколений. Так в жизнь на­шего века вошло открытие и освоение месторождений нефти и газа в Западной Сибири. Этот край ока­зался самой богатой, но и самой трудной для освоения кладовой нефти и газа. Западная Сибирь стала гигантской комсомольско-молодёжной ударной стройкой.

Темпы обустройства первого нефтепромысла и строительства города были уплотнены так, что оба эти этапы буквально слились в один. Город начал жить раньше ут­верждённого статуса: сначала в сту­денческих аудиториях, потом наяву в летний третий семестр, а для по­литехников и в осенний. В течение этого времени вся работа проводи­лась в тесной взаимосвязи со шта­бом стройотряда «Нефтяник».

После их отъезда в Томск партком и комитет комсомола чётко опре­делили: продолжать традиции, за­ложенные студентами. На повестку дня встали вопросы создания ком­сомольско-молодёжных бригад, вахт, экипажей, участия в суббот­никах и воскресниках, организации художественной самодеятельнос­ти… Всех тех дел, без которых жить и работать было нельзя.

Комсомольцы и молодёжь свя­зывали с рождением будущего города много планов и надежд. Стрежевой не только трудился, он стремился к знаниям, креп органи­зационно, смеялся, пел, влюблял­ся, создавал себя и характеры...

Подтверждение этому — скупые строки из средств массовой инфор­мации, решений партийного и ком­сомольского комитетов Стрежевого, сохранившихся в Центре докумен­тации новейшей истории (бывшем областном партийном архиве).

Молодёжная областная газета отмечала: «…Минуту назад (2 сен­тября 1966 года — М.Х.) родилась новая комсомольская организа­ция. Это буровики, нефтепромыс­ловики, строители, транспортни­ки… Собрание было как взрыв. ... Один вскакивал и ратовал за строительство клуба в нерабочее время, другой с неменьшим пылом убеждал строить стадион, третий призывал на теплотрассу». Гро­мом аплодисментов зал деревен­ского клуба встретил слова Ивана Ивановича Гулякина, комсомольца тридцатых годов:

— В трудных условиях идёт освоение нефтяной целины, но молодёжи всех поколений они не страшны! — сказал участник строительства Турксиба, хорошо знающий, что такое трудности и чем они измеряются.

Потом слово попросила Ва­лентина Максимова, диспетчер стройучастка. Очень подвижная, она легко направилась к трибуне и, не поднимаясь, обрушилась:

— Ехали, знали, что будет труд­но. Но с такой неразберихой надо заканчивать: одно есть, другого нет. Пришлют вентиля — нет кис­лорода. Когда есть и то и другое, сварщиков прикажут отослать куда угодно, только не на теплотрассу. Сентябрь ведь, по утрам замороз­ки, детей столько…

Пока Валентина на одном ды­хании резала правду-матку, мне отчётливо вспомнилась совсем недавняя встреча, состоявшаяся в обкоме комсомола, когда она, учительница из Верхнекетья, «выр- вала» комсомольские путёвки для себя и мужа. Это была первая моло­дая семья, прибывшая в Стрежевой и до сих пор там проживающая.

Очередные выступающие не ме­нее рьяно ратовали. Дмитрий Де­ментеев, комсорг нефтяников:

— Жилищно-бытовые условия для жителей не улучшатся в эту зиму, поэтому я предлагаю следующий выход из этого положения: нужно начать строительство мо­лодёжного клуба своими силами. Это будет достойный вклад.

Его предложение бурно поддержал весь зал.

Геннадий Хуснутдинов, электрик СУ-18, предложил при 8-летней школе открыть консультпункт для обучения рабочей молодёжи, а коридор школы и один класс ис­пользовать в вечернее время для работы спортивных секций.

Предложений ещё было предо­статочно: кто звал на теплотрассу, кто — в художественную самодеятельность, кто — в комсомоль­ский оперативный отряд.

Всё витало в духе выступление министра нефтедобывающей про­мышленности СССР Валентина Шашина, впервые побывавшего в Стрежевом всего пять дней тому назад. На совещании он сказал:

— Проблема номер один для си­бирских нефтяников — это объек­ты быта. Меня не огорчит, если вы освоите на одну скважину меньше, это не беда. Но будет очень плохо, если вы не построите клуб, боль­ницу, столовую, пекарню… Нужно создать хорошие условия для жиз­ни людей, а они потом дадут нефти столько, сколько надо. Болейте за каждого человека. Только сложив­шиеся коллективы способны побе­дить Север.

Взял слово Евгений Медведев. Его знали практически все. Это был (не укладывается в сознании, что приходится говорить о нём в прошедшем времени) не просто командир студенческого стройот­ряда «Нефтяник», а признанный вожак молодёжи всей области.

— Мы знаем, какие трудности ждут вас в первую зиму, — обра­щается он к молодёжи. — Хочу сообщить, что руководство на­ших вузов удовлетворило просьбу штаба стройки — сентябрь месяц посвятить нефтеграду… На днях приплывут политехники — отряд в 120 штыков.

И уже под шквал аплодисментов закончил:

— Коммунары уйдут с объектов последними!

С таким же открытым забралом приступили к выборам первого состава объединённого комитета комсомола стройки. Несмотря на то, что кандидатуры были выдви­нуты от каждой организации, в об­суждение втягивались все присутствующие и давали «бой» по всем статьям. То в одной, то в другой половине зала слышалось:

— Не включать Жданович, отвес­ти Журавлёва, Голдобина…

В конце концов, остановились на инициативных кандидатурах: Жан­на Степанова, Сергей Жуликов и Дмитрий Дементеев из нефтепро­мыслового управления, Виталий Галевский из автобазы, Влади­мир Бердяев из стройуправления, Леонид Зайцев — геофизик, Алек­сандр Гуляев из конторы бурения и Владимир Линкер — из территори­альной организации (куда входили отделение связи, рыбартель, шко­ла, медицина и др.).

Казалось, всё кончилось, но Ве­ниамин Кузин (первый секретарь Алексадровского райкома комсо­мола), подняв руку с инструкцией, произнёс:

— Подвести черту не получится, устав не даёт — нужно нечётное количество, вдруг дойдёт до объ­явления выговора или принятия принципиального решения.

Воспользовавшись заминкой, поднимается Леонид Зайцев, ком­сорг геофизической экспедиции, и, бращаясь к рабочему президиу­му, вопрошает с пояснением:

— Вот избрали, как говорится, достойных, но посмотрите: четве­ро из нас сутками на промысле и буровых, двое — световой день на стройке, а кто будет секретарём? Вы подумали или нет? Если чест­но, я не потяну. Кто сможет, пусть поднимется и скажет.

Ему вторит Валентина Максимова:

— Я вот записала столько пред­ложений, это же не шутки. Нас здесь только 125 человек, а неучтённых с комсомольскими билета­ми в чемоданах в два раза больше наберётся. Молодёжь едет не по дням, а по часам. Пусть райком посылает своего работника на по­мощь. И ещё один вопрос: а мож­но избрать комсомольца-геолога, который ещё только собирается переехать на работу в НПУ? — и вдруг без промедления называет мою фамилию. — Представлять не надо, каждый второй получил из его рук комсомольские путёвки. Знаю по себе, как добивалась.

Все впились глазами, и я не­вольно поднялся с места. Начал объяснять о работе по специальности, да и заявление ещё не было подписано ни в НПУ, ни в обкоме комсомола. Юрий Ларинцев, секретарь объединённого парткома, обрадовавшись такому повороту событий и переговорив в президи­уме с секретарём райкома комсо­мола Кузиным, поднялся и уверен­но сказал:

— Берём это на себя и всё уладим.

В архивном протоколе так и за­писано. Привожу дословно: «Соб­рание просит избрать открытым голосованием т. Худобец М.Я. секретарём комитета комсомола. Предложение принимается. Сек­ретарь райкома ставит на голо­сование. Кандидатура т. Худобец проходит единогласно».

В эту ночь многим не спалось. Слишком много впечатлений для одного дня.

(Продолжение следует.)

М.Я.ХУДОБЕЦ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12