Меню
12+

Общественно-политическая газета «Северная звезда»

12.12.2016 18:38 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Сквозь болота

На фото А.ЕРШОВОЙ: Александр Петрович БОЗДЫРЕВ.

Александр Петрович БОЗДЫРЕВ, уроженец Северного Казахстана, в 1966 году приехал в Стрежевой да так и остался здесь, точно заворожённый.

Александр Петрович БОЗДЫРЕВ, уроженец Северного Казахстана, в 1966 году приехал в Стрежевой да так и остался здесь, точно заворожённый. К суровым зимам он привык с детства, а вот в молодёжной стройке поучаствовать раньше не доводилось. Как тут не остаться?

— Трудно ли было здесь? — посмеивается в ответ на мой вопрос Александр Петрович. — Я с девяти лет в колхозе работал и на целине. Днём копны возил на быках, а в ночь — на элеваторе. Во время уборки урожая работали без продыху. Жарища такая: всё кипит, и ты кипишь, а останавливаться нельзя. Первый секретарь лично следит, чтобы всё ударными темпами было. Вот это было трудно.

Нас вообще с целины не выпускали. Мы там все, кроме пастуха, были механизаторами. Нас в училище направляли, чтобы мы и трактористы были, и шоферы, и комбайнеры, и с какой угодно техникой справиться могли.

Жила семья Боздыревых весьма небогато: 13 детей, всех надо кормить, а как это сделать, если нужно платить продовольственный налог и при этом держать разрешается не больше десяти кур?

— В общем, как только нам, колхозникам, раздали паспорта, я уехал в Тюменскую область, — продолжает он. — Мне дали машину и направили в Игрим. Два с половиной года проработал на газопроводе Медвежье — Пунга. Потом нас отделили в НГДУ, а автобаза уехала в Атинский АТК. Смысла оставаться там не было, и мы с женой и дочкой рванули сюда. Здесь же новая стройка начиналась. Приехали в апреле, а тут всё загорожено, люди по трапам деревянным ходят. Техники своей у нас нет, а на той, что здесь есть, уже кто-то сидит. Съездил я в мае поработать на 18-ю скважину и понял: не моё это, я не нефтяник, я водитель. До лета помогал балки строить, а там в июле, наконец, и две баржи с техникой пришли. Всем хватило.

В Стрежевом Александр Петрович проработал 32 года. За это время сменил множество техники.

— Мне всегда давали новые машины, — рассказывает. — Я был на хорошем счету: не пил, работал много и хорошо, меня за это уважали. Лет десять проработал — послали учиться на «Формост» (грузовой болотоход Foremost. — Прим. авт.) в Нижневартовск и Сургут. Отучился и стал ездить в составе экипажа на 8-тонном сначала, потом на 40-тонном «Формосте». У нас там стоял агрегат, и мы скважины глушили. А ещё на экскаваторе по совмещёнке работали на порывах. Ох, нефтяные порывы — это страшно. Водяные ещё ничего, они скважину стравливают, закрывают, а вот когда нефтяной… ребята-нефтяники в яме сидят, и я их ковшом вытаскиваю, чтобы они не задохнулись.

А дома всё это время ждала семья: из Тюменской области с Александром Петровичем приехали жена Анна Ефимовна и маленькая дочка Люба, уже в Стрежевом родился сынок Рудольф. Вот так, в вечном балансировании между работой и семьёй, прошли годы. Александр Петрович достаёт из шкафчика коробку от электробритвы «Харьков» и говорит: вот она, вся моя жизнь. В коробке — награды и медали. Ветеран и ударник труда, почетный нефтяник и обладатель медали «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири» вспоминает о своей жизни и жалеет только об одном: эта самая жизнь проходит. Но как каждый шаг человека оставляет на земле отметины, так и жизнь его оставляет след в истории края, ставшего родным. В истории нашего края.

А.ЕРШОВА.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

28